Брукингский институт: Неограниченное американское господство закончилось

Брукингский институт: Неограниченное американское господство закончилось

В статье “Новая геополитика” глава отдела по внешней политике Брукингского института Брюс Джонс признаёт некоторое отступление кровавгого империализма США-Запада и пишет о новом этапе международных отношений.

 

Американская политика завязла в немощности и разделена. Значительное внимание сосредоточено на экономических вопросах и культурных войнах, но настоящие войны и роль Америки в них тоже являются частью дискуссии. Оставив позади короткий момент ничем не ограниченного американского господства мы вошли в новый этап международных отношений. Многие из происходящих изменений находятся вне контроля Америки.

Этот новый этап описывается по-разному, как новая Холодная война или “Группа ноль”*, по моим наблюдениям, пишет Джонс, это не так, хотя в нём есть элементы и того и другого. Экономическая сфера похожа на многополярность, а милитаризация киберсферы и искусственного интеллекта приближает новую Холодную войну между Россией и Западом, полагает эксперт.

Для меняющейся системы мира характерны:

  1. Необъявленная гонка вооружений между США и Китаем. Прежде всего это военно-морские силы, США хотят сохранять господство своего флота в Азии, а Китай сопротивляется этому. По сравнению с Холодной войной эта гонка вооружений имеет скромные масштабы, обусловлено это нормальными отношениями между руководством стран, экономическими связями и сотрудничеством по глобальным вопросам.
  2. Активная переоценка крупными экономическими державами отношении с США в сфере безопасности. Некоторые крупные страны обсуждают, могут ли они полагаться на США в деле поддержания безопасности в своём регионе – сбалансировать рост Китая в Азии, сдержать Иран на Ближнем Востоке или ограничить “агрессию” России в Европе. Если страны решат, что на США нельзя положиться, то они будут стремиться к обеспечению своей безопасности собственными силами за счёт ядерного оружия** или к тёплым отношениям с Китаем.

Инструментарий новой геополитической конкуренции зависит от типа государства. Например, страны с развитой экономикой играют в коварную игру “противостоять и скрывать” – используются кибер-вторжения, осторожное или скрытое финансовое влияние, дезинформация влияющая на внутреннюю политику противника. В Сирии и Йемене мы наблюдаем возрождение войн по доверенности (прокси война), констатирует Джонс. Похоже, эксперт не стал нагло врать о “гражданской войне” и честно признался в искусственности конфликта в Сирии.

Новая геополитическая конкуренция вызывает следующие вопросы:

Насколько сильно Китай будет продвигаться в Азии и насколько отступят США?
Насколько Россия будет стремиться распространять нестабильность в Европе или конфликтных точках в других регионах и станут ли США совместно с Европой работать по сдерживанию её усилий? (или Европа может сделать это в одиночку?)
В какой мере нестабильность или возможная стабильность заставят США вернуться на уже неспокойный Ближний Восток и какие силы извлекут выгоду от изменений межгосударственных отношений в регионе?

Примечание. Израильское лобби в Брукингском институте по имени Шалом Липнер полагает, что Обама и Трамп создали вакуум на Ближнем Востоке, который заполнили Россия, Иран и Хезболла. Американское господство на Ближнем Востоке приказало долго жить, но это дело рук только Америки, Израиль, Саудовская Аравия и другие умеренные арабские страны приветствовали бы более активное участие США на их задних дворах, пишет Липнер.

В этих меняющихся условиях анализ новой геополитики и роли США в ней должен решать четыре комплекса вопросов:

  1. Каковы установки, способности и возможности других игроков?
    2. Необходимо выработать новую терминологию.
    3. Какую роль намерены играть США и Китай в развитии глобализации? Какова природа этой экономики?
    4. Будущее международной системы безопасности. Трамп не ошибается, когда критикует нынешнюю систему распределения бремени.

* Группа ноль (G-Zero) – этот термин характеризует появившийся вакууму власти в международной политике, влияние Запада ослабевает, а развивающиеся страны занимаются внутренними делами. В этой модели мира нет одного центра силы или страны, которая способна определять мировую повестку дня. Те, кто утверждают, что Группа ноль стала нынешним международным порядком говорят, что Группа семи (G-7) устарела, Группа двадцати (G-20) слишком разобщена и включает в себя слишком многопрямых конкурентов, Китай не проявляет интереса к Группе двух (Китай и США), а США, ЕС и Япония погрязли во внутренних проблемах. В целом, термин очень близок к многополярности, о которой постоянно говорит российское руководство.

** Страшилка о распространении ядерного оружия в случае “ухода” США из регионов, например Япония или Саудовская Аравия, это стандартная мантра американских империалистов.

 

 Владимир Маслов

 

 

Источник

 

 

Leave a Response