Жители Газы с ужасом ждут очередной сионистской резни…

62-летний бывший пастух Фаузи Абу Джарад готовится к переезду. С собой он рассчитывает увезти всех близких и дальних родственников – в общей сложности, 28 человек.

 

Далеко он, правда, не уедет. Будучи жителем Газы, далеко он уехать и не может. Куда он может отправиться – так это вглубь территории Сектора, в поисках хотя бы какой-то, пусть даже иллюзорной, безопасности. Семье во всяком месте будет безопаснее, чем дома.

Дом – это бедуинская деревня Ум ан-Нассер.  Расположенная на самом севере анклава, почти впритык к разграничительной линии с «Израилем», она не только находится в бедной и изолированной части Газы с неразвитой инфраструктурой – она ещё и лежит прямо на пути у наступающих «израильских» войск в случае начала очередной агрессии.

Жители Ум ан-Нассер знают, каково это. 17 июля 2014 года, на закате, семья Абу Джарада и другие палестинские семьи оказались зажаты в деревне, ставшей одной из первых целей для вторгшейся «израильской» армии в самом начале наземной фазы 51-дневней сионистской резни в Газе.

Селение претерпело значительный ущерб,  более 3 600 его жителей были вынуждены бежать. По словам местных жителей, первый убитый в результате наземного сионистского нападения палестинец как раз отсюда: им стал 28-летний Мухаммад Иштави, член  «Бригад Кассама», вооруженного крыла  ХАМАС.

По данным мэра деревни Зияда Абу Фрайя, в ходе войны 100 домов евреи полностью уничтожили, ещё 100 – повредили и обезобразили, взорвали две из трёх мечетей, а площадка, финансировавшаяся по проекту ЕС  «Земля детей», для  травмированных войной детей – сровнена с землёй.

 

На линии огня

Ум ан-Нассер – деревня небольшая и с инфраструктурной точки зрения не развитая. Большую её часть  занимают наделы, а застроенная территория простирается всего на 800 метров. Большинство домов, как и во многих других бедуинских деревнях, сооружены из дешёвых материалов или гофрированного железа, листовой стали и брезента.

В 2007 году деревня ненадолго попала в заголовки изданий, когда из-за прорыва водоочистного бака произошло её затопление. Тогда погибло четыре человека, многие дома были повреждены.

Она находится в 500-700 метрах от «израильского» заграждения – в районе, который «Израиль» в одностороннем порядке объявил «запретной зоной» и где «израильские» войска регулярно обстреливают пастухов и фермеров.

На днях сионисты расстреляли насмерть 59-летнего фермера Мухаммада Абу Джааме, когда тот работал на своём участке…

Близость к границе означает, что в случае нового «израильского» вторжения Ум ан-Нассер (если ориентироваться на опыт 2014 года) вновь окажется на пути «израильской» армии.

А  жители деревни чувствуют:  скоро   разразится новая война.

Еврейские СМИ регулярно спекулируют на тему очередного нападения на Газу,  «израильские» генералы  прямо угрожают “резней” и “кровопусканием”.

В 2014 году, когда в Газу ворвались «израильские» войска, местные палестинцы восемь часов провели взаперти в своих домах. По словам Сильми Абу Муаммара, главы экстренного комитета в составе сельского совета, «израильские» ВС  не позволяли Красному Полумесяцу эвакуировать семьи. В конце концов жители взяли дело в свои руки, подняли белые флаги и направились в зоны для перемещённых лиц (созданные главным образом в школах под управлением ООН), оставив практически всё своё имущество.

Вот почему Абу Джарад так хочет уехать уже сейчас. «Я не буду ждать четвёртой войны [вслед за войнами 2008-2009, 2012 и 2014 гг.], чтобы увидеть, как мою семью вновь изгоняют. Мои внуки трижды испытали страх смерти, и я не позволю этому случиться снова».

Абу Джарад по-прежнему зол на то, как с ними обошлись в четыре года назад. Никому по-настоящему не было до них дела. Люди были настолько отрезаны от мира, что журналисты не могли рассказать о них, а «машины скорой помощи ждали только на самых окраинах».

 

Беда на пороге

14-летняя Фатима Абу Джарад помнит, как её охватило оцепенение во время бегства. Перебив деда, она заговорила о «снарядах и осколках», проносившихся над её головой: «Сначала я просто замерла. Я не могла пошевелиться». В безопасное место её отнёс на спине старший брат.

Как отметил Абу Муаммар, жителям деревни  пришлось провести около 40 дней в школах ООН в лагере беженцев Джабалийя. Их расселили по учебным классам – по 45 жителей в каждом – в пяти школах.

«Я не могла помыть троих моих детей две недели из-за того, что просто не  было  воды, – говорит 48-летняя Султана Абу Рашед. – Я думала, что медленно умираю. Надеюсь, мы никогда больше не будем  в таких условиях».

Никому не хочется повторения тех дней, и, как заметил Абу Муаммар, сельский совет уже ведёт координацию с БАПОР (Ближневосточным агентством ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ) на предмет подготовки к новой эскалации. Совет передал в агентство список всех жителей деревни с указанием имени, возраста и пола каждого из них, чтобы в случае ещё одной эвакуации на всех хватило места.

В то же время все внимательно и с тревогой следят за новостями. Извне 2017 год мог показаться относительно тихим  для Газы, но регион никогда не убережен  от насилия. В газетные заголовки попадали лишь ракеты, запущенные из Газы после декабрьского заявления президента США Трампа по Иерусалиму, но насилие, происходящее в основном со стороны «Израиля» и направленное против Газы, никогда  не стихает.

В одном только декабре восемь человек были убиты на демонстрациях против решения Трампа, а Палестинский центр по правам человека сообщил также о 12 артобстрелах и 77 эпизодах стрельбы в пограничных районах, в ходе которых ранения получили 484 человека, включая 96 детей.

Представитель ХАМАС Яхья Муса в беседе с «Electronic Intifada» отметил, что эскалация Газе навязана не будет, но и без ответа непрекращающиеся обстрелы и бомбёжки не останутся.

 

Вся Газа под прицелом

Аналитики по-разному оценивают перспективы начала полномасштабной войны. Так, Омар Джараа, занимающийся исследованиями «Израиля» в Национальном университете “Ан-Наджах” на оккупированном Западном берегу, заявил, что начало войны – «это лишь вопрос времени»:

«Ситуацию здесь контролирует именно “Израиль”. Сопротивление не будет оставаться безмолвным перед лицом сионистских атак против его оружия, в особенности туннелей, представляющих собой стратегическую разработку  ХАМАС. Любая устойчивая угроза этому оружию приведёт к четвёртой войне».

Висам Афифа, журналист,  генеральный директор расположенной в Газе медиасети «Аль-Акса», однако, предположил, что «Израиль» не заинтересован в новой войне, потому что он уже достигает своих целей, в частности, в Иерусалиме и в ситуации с посольством США, и не хочет накалять обстановку:

«“Израиль” опасается эскалации в Газе на фоне народного гнева по поводу решения Трампа. Это может легко распространиться на Западный берег и Иерусалим».

Тем не менее, он согласился с тем, что ситуация вокруг Газы «уникальна», и любой шаг каждой из сторон может привести «к кровавой четвёртой войне».

31-летний Абдулла Армалат присматривает за 70 верблюдами и двумя коровами, принадлежащими его большой семье. Абдулла – пастух, как и его родные – тоже совершил необходимые приготовления на случай войны. В Джабалийи, в четырёх километрах, он арендовал большой гараж, чтобы разместить в нём скот, если дойдёт до войны.

К разработке этого экстренного плана его подтолкнул горький опыт: в 2014 году он потерял 60 овец.

«“Израиль” не проводит различий. Люди, животные, растения – все они мишени для его ударов. Я потерял средства к существованию в прошлой войне, и я потеряю их снова», – говорит он с горечью.

Фатима Абу Джарад, палестинская девушка, впавшая в оцепенение от страха во время бойни 2014 года, не испытывает угрызений совести из-за того выбора, который ей предстоит сделать: «Я готова покинуть место, в котором родилась и выросла. Я не хочу умирать».

 

 

Хамза Абу Эльтарабеш

 

 

 

Источник

Leave a Response