Что такое АУЕ

Уже не первый год в школах, училищах, интернатах, детских домах и других местах скопления подростков распространяется такая идеологическая зараза как «АУЕ», переводящаяся как «арестантский уклад един».

 

Дети втягиваются в криминал и сами втягивают туда всё новых детей. Те, кто пошустрее, втягиваются в совершение преступлений — краж, грабежей, разбоев. Другие дети, менее резкие и дерзкие, подвергаются угрозам и вымогательствам от первой категории. Детям рассказывают про «арестантское единство» и прочую блатную романтику и вымогают у них деньги якобы на помощь находящимся в заключении уголовникам. Всё организовано достаточно умно и массово, и уж точно не самими подростками. Так что никому даже не приходит в голову задать малолетним псевдоуркам простой вопрос: а почему, собственно, мы должны обеспечивать каких-то упырей, которые в подворотнях проламывают головы прохожим за телефоны и дёргают сумочки у бабушек?

Про «АУЕ» ещё в 2016 году сообщили даже президенту, охарактеризовав как серьёзную проблему. Что же это за движуха такая, откуда она взялась и кому выгодна? Чтобы понять это — надо понять, как вообще устроен преступный мир. А устроен он примерно одинаково во все времена и во всех странах, от древних разбойников и средневековых пиратов до наших дней.

Каждый рядовой бандит хочет быть авторитетом — чтобы иметь больше материальных благ, возможностей, уважения, а так же безопасности, чтобы посылать на опасные дела других. Но мест авторитетов на всех не хватает, большинство профессиональных преступников должны быть рядовыми исполнителями. Если хочешь быть главарём банды — нужно собрать вокруг себя хотя бы с десяток бандитов. Если хочешь быть капитаном пиратского корабля — нужен корабль и команда пиратов, готовых тебе подчиняться. Где же их взять? Все рядовые преступники уже ходят под своими главарями, и пытаться переманить хоть одного — крайне опасно для жизни. Выход напрашивается сам собой: проще всего сформировать новых преступников из пока ещё не преступной молодёжи, тех что не особо строгих правил — хулиганов, пьяниц, лентяев, желающих лёгкой жизни. Для этого нужно задурить им голову псевдоромантикой, привлечь обещаниями красивой жизни и свободой от исполнения государственных законов, к чему стремится чуть ли не каждый молодой человек. То, что на самом деле эта жизнь не красивая, а грязная и страшная, а преступные законы намного жёстче государственных — новообращённый узнает позднее, когда будет уже поздно. Выхода из профессионального криминала нет. Ушедшие в честную жизнь во все времена у профессиональных преступников объявлялись предателями, заслуживающими только смерти.  Неплохо это показано, в частности, в прекрасном советском фильме «Калина красная». Преступный мир не отпускает от себя никого.

Но поначалу молодому человеку знать это не нужно. Ему рассказывают о красивой жизни, о благородных ворах, отнимающих у богатых и отдающих бедным, о злой власти, которая якобы куда менее благородна, чем уркаганы. Идеологическая обработка примерно одинакова во всём мире — и в китайской триаде, и в японской якудзе, и в итальянской Коза ностра, и в многочисленных разновидностях американских группировок, и у российских блатных, и у всех прочих. Одна и та же схема промывки мозгов для привлечения в свои ряды, с некоторыми поправками на особенности менталитета и эпохи, но в целом всё то же самое, со времён Робин Гуда и Синей Бороды.

Но преступный мир изначально лжив. Лжив во всём, в каждом слове, не зря мошенничества и прочие хитрые обманы считаются в нём особо благородными преступлениями. Обмануть лоха — доблесть для каждого профессионального преступника. А лох — это любой, кого удалось обмануть, в том числе глупый малолетка «ауешник».

Прежде всего, ложь заложена уже в самой аббревиатуре «АУЕ». Арестантский уклад, даже в бытовых вопросах, не может быть единым — всё зависит от конкретной тюрьмы и конкретной хаты, не говоря уж про зоны. Простой пример: арестантскими правилами запрещено ходить в туалет «по большому», если кто-то в это время принимает пищу. Но это имеет смысл только в камерах на 10-20 человек. А если хата человек на семьдесят (а в девяностые в такие хаты набивали и по двести, заталкивая ногами, чтобы закрылась дверь) — там это не может иметь смысла, так как всегда кто-то ест, и всегда кто-то сидит на очке. И таких моментов — огромное количество. Например, якобы запрет на сотрудничество с администрацией тюрем и колоний. Но всем понятно, что без этого самого сотрудничества любую «чёрную масть» сгноят в карцерах и раздавят сотрудники колонии. Почему, например, если у мужика найдут телефон, его ждут большие неприятности, а у смотрящего телефон спокойно лежит в тумбочке? Администрация слепая? Ага, там где надо.

Нет такого места у преступного мира, в котором бы этот мир не врал. Например, так ярко пропагандируемый и воспеваемый в песнях культ матери. Но разве блатные уважают своих матерей? Только на словах. А в реале эти старушки годами и десятилетиями ездят по зонам, собирая им передачи из своей крохотной пенсии, а то и оплачивая их карточные проигрыши. Ни один самый удачливый вор никогда не послал своей матери ни копейки денег, даже по-своему не помог ей, ограничиваясь красивыми и пафосными пустыми словами, направленными опять же на промывку мозгов преступной молодёжи.

Что же получает молодой человек, пришедший в преступные ряды?

Сначала всё кажется здорово. Подросток видит рядом с собой людей, которых боятся его родители и другие взрослые. Эти люди ведут себя как его друзья. Такие страшные для обычных мирных граждан, они к нему добродушны. Подростку это крайне льстит. Он смотрит им в глаза, впитывает каждое слово, заучивая блатные законы так старательно, как никогда не учил даже самый интересный школьный материал. За этой восторженностью он даже не замечает, что все блатные законы направлены на благополучие этих самых блатных, а он по ним же — никто, шестёрка, с туманной перспективой стать блатным в отдалённом будущем.

Например, по этим законам, нельзя поднять руку на вора в законе — не то что ударить, а даже оттолкнуть, например. Поднявшего руку на вора в законе ждёт немедленная смерть. Но погодите-ка, а кто придумывает и утверждает все эти законы? Эти самые воры — верхушка преступного мира. Таким образом, они забоятся в первую очередь о себе. И таких примеров там масса.

Самое забавное, что движуха «АУЕ» вызывает у самих уголовников только презрительную усмешку. Малолетний дурачок-ауешник для любого серьёзного сидельца всегда будет клоуном и лошком, которого можно невозбранно доить. Однако самому лошку об этом не скажут. Кроме того, сидельцам выгодно, чтобы колонии для малолеток были переполнены. Самый лютый беспредел, вызывающий постоянные фейспалмы у взрослых зеков, творится именно на малолетках. Но зато когда криминальные авторитеты планируют массовые бунты в местах лишения свободы — начинаются эти бунты именно с малолеток. Те всегда рады поддержать любую инициативу взрослых зеков. И если самих бунтующих взрослых спецназ ФСИН, не стесняясь, втаптывает в землю и ломает им всё что ломается — то с обитателями колоний для малолеток так обходиться нельзя. ОНЕЖЕДЕТИ! В итоге власти бывают вынуждены идти на уступки уголовникам.

Однако мальчик уже отравлен идеологией преступного мира. У него уже сместились понятия добра и зла, он уже считает, что грабить, воровать и даже убивать — это круто и благородно, а честно трудиться — удел лохов.  Вот он попадает первый раз в тюрьму, сначала ненадолго — малолеткам много не дают. Обзаводится первыми наколками, чувствует себя героем. Он стремится к тем же «подвигам», о которых наслышан от старших уголовников, и то, что пока преступления выходят унылыми, списывает на свою неопытность. Он ещё не знает, что все эти рассказы о красивых кражах и грабежах — враньё или сильнейшие преувеличения. Что врать и приукрашивать такие «подвиги»  в сто раз — это тоже воровская доблесть и часть воспитания молодых преступников. Что вместо взломанного сейфа с миллионами была пара тысяч рублей, украденная у пенсионерки, а вместо шикарного кутежа в дорогих ресторанах с реками шампанского — тупая грязная пьянка в обшарпанной квартире, где собираются такие же отбросы общества. В таких рассказах уголовники не ловят друг друга на вранье, если только рассказчик сам уж грубо не подставится. Они знают, что это тоже часть воспитания молодого поколения и залог их будущего благополучия.

Понимание придёт, когда будет поздно. Понимание того, что стремился к свободе — а получил десятилетия расписанного буквально по минутам режима тюрем и зон. Стремился к несоблюдению законов — и загнал себя в рамки законов в сто раз более жёстких. Стремился к материальному благополучию — а получил долгие годы на перловке и дешёвых сигаретах, в ожидании очередной передачи. От которой надо ещё отломить немалую часть в «общак», да.

Преступная жизнь — нищая, страшная, полная неудобств и опасностей. Уголовники вызывают у нормальных людей не уважение (как опять же пытаются внушать молодым старые урки), а брезгливое отвращение. А если их и боятся — так ядовитого паука тоже боятся, но с уважением такой страх не имеет ничего общего.

Нужно ещё понимать, что умные люди, даже лишённые всех моральных принципов, в открытый криминал не пойдут никогда. Такие умные люди с развалом СССР распилили партийные миллиарды, и из чиновников и цеховиков двинули сразу в олигархи. И пропахших лагерной баландой урок к ним на пушечный выстрел не подпускали. Уголовщина — удел людей  примитивных, недалёких, необразованных, не думающих, живущих одним днём.

Однако преступная идеология необычайно заразна. По заразности она превосходит даже большинство сект. Человек, заразившийся этим ядом — скорей всего не избавится от него уже никогда. И именно для заражения как можно большего количества молодёжи и создаются такие движухи как «АУЕ». Толпы наивных подростков, которые будут обеспечивать комфортное существование уркам в местах лишения свободы — что может быть лучше для последних? И вот рассылаются «малявы» по детдомам и интернатам, которые наивные подростки читают как послания свыше. И вот создаются на ютубе кучи каналов, где синие от наколок урки учат премудростям — как входить в хату, как спрятать сим-карту в посылке, как готовить еду в условиях тюремной камеры, как варить чифир, как разруливать камерные конфликты и прочие бредовые для нормального человека вещи. И толпы наивных школьников смотрят, заучивают и пишут восторженные комментарии. Даже не понимая самой простой вещи: тюрьма не учит жизни в обществе — она учит жизни в тюрьме. И если ты активно учишься, как жить в тюрьме — рано или поздно обязательно в ней окажешься.

Почему «АУЕ» появилось именно в наше время — объяснить несложно. Преступный мир начал испытывать острую нехватку новых кадров. В девяностые от них не было отбоя, общество было таким, что криминализована была вся молодёжь, да и не только она. В начале нулевых телевидение прорвало серией «бригадобумеров», породив вторую волну гопоты, да и девяностые были ещё свежи в памяти, поэтому всё первое десятилетие 21 века криминал тоже не испытывал нехватки с притоком новых кадров. Ну а потом и девяностые забылись, и жизнь улучшилась, и криминал стал никому не нужен — честным трудом стало можно зарабатывать больше, а главное, безопасно. Однако молодёжь, как всегда в благополучные времена, стала испытывать недостаток экстрима и романтики. В благополучные шестидесятые-семидесятые и первую половину восьмидесятых эту потребность удовлетворял комсомол — дальние походы, сплавы по рекам, альпинизм, всевозможные виды спорта были к услугам молодежи. Сейчас эта ниша остаётся практически не заполненной ещё с девяностых. И её закономерно начали занимать синие от наколок урки, вербуя подростков в свои ряды.

Ничто не ново в этом мире. Почитайте Шаламова, его «хроники преступного мира». Всё то же самое было и тогда, только «ужасный сталинский режим» не позволял этой пропаганде активно проникать в широкие массы. А сейчас либерализм, плюс к услугам блатных пропагандистов современные технологии — мобильная связь, интернет. Вот и засасываются молодые люди в это болото, а погрязнув сами, начинают засасывать следующих. В тех же самых блатных законах считается большой доблестью, а у воров в законе — даже обязанностью, подготовка новых кадров. Чем больше молодёжи ты утащил за собой в криминальную трясину — тем больше тебе уважения. «Подохни ты сегодня, а я завтра!»

 

 

 

Источник

Leave a Response